«Часть финансовых инноваций – совершенно бесполезны в социальном смысле» - Экономические новости

Мировые регуляторы все больше склоняются к тому, что им необходимо поменять всю мировую финансовую инфраструктуру. И даже шире - всю философию глобальных финансов и бизнеса. На неделе все деловые СМИ в мире перепечатали сенсационную цитату руководителя главного британского регулятора FSA лорда Эдэйра Тернера, который призвал ввести налог с международных банковских транзакций. Признание это он сделал во время дискуссии в журнале Prospect. Но это было далеко не единственное откровение в этой «панели». Экономические новости представляет полный перевод дискуссии, опубликованной в журнале. Участвуют: Лорд Эдэйр Тернер - председатель Службы финансового надзора (FSA) - главного финансового регулятора Великобритании. Джон Джив - председатель совета директоров компании Vocalink, разрабатывающей программное обеспечение для финансовых транзакций, бывший заместитель управляющего Банка Англии. Джонатан Форд - редактор отдела комментариев Reuters и ответственный редактор Prospect. Джиллиан Тетт - ответственный редактор Financial Times, специализация - глобальные финансовые рынки. Пол Вулли - старший научный сотрудник на Лондонской фондовой бирже, основатель центра изучения рынков капитала.

Джонатан Форд: Какой стадии кризиса мы уже достигли? Эдэйр Тернер: Думаю, произошла уже довольно значительная эволюция финансового аспекта кризиса - мощное вмешательство властей после начала кризиса в прошлом октябре стабилизировали систему. У наших банков сейчас адекватный капитал. Думаю, в разных странах остаётся неуверенность относительно полной прозрачности процессов. Но большинство государств все же добились капитализации своих банков, достаточной для спокойной работы в будущем. Поэтому я считаю, что время, когда мы были уязвимыми, уже позади. С экономической точки зрения, мы на своего рода поворотном этапе, так как период критического падения ВВП уже прошел. Мы видим рост ВВП в некоторых частях мира, например, в Китае и многих странах Азии. И в развитых странах сейчас, вероятно, наступит период роста. Но мы не знаем, как быстро пойдет процесс восстановления экономики, и будет ли его сдерживать консерватизм и осторожность банковской системы или масштаб государственного долга, имеющегося во многих странах с крупной экономикой. Но для регуляторов, таких, как я, самое главное - осознать, что произошедшие события нанесли огромный ущерб экономике стран всего мира, и сейчас крайне важно разработать способы предотвращения повторения такого же через пять - десять лет. Для этого нужно будет провести очень масштабную структурную перестройку мировой системы финансового надзора, и я хочу подчеркнуть, что небольшими изменениями тут не отделаться. Форд: Джордж Осборн, канцлер казначейства, сделал ряд предложений по реформированию трехчастной структуры надзора в Великобритании. Служба финансового надзора Великобритании (FSA) фактически распускается, ее функции по банковскому надзору передаются обратно в Банк Англии, создается новый орган по защите прав клиентов банков. Считаете ли Вы это разумным шагом? Тернер: Организационная структура - последний по важности вопрос. Если взглянуть на мировую практику, некоторые страны предоставляют контроль финансовой безопасности центробанку, а в других странах эта функция поручается другим организациям. Если посмотреть только на те страны, которые, как считается, успешно справляются с трудностями кризиса, у них тоже встречается и такая, и такая структура. Все согласны с тем, что дела в Испании идут неплохо, и в Испании функции банковского надзора возложены на центральный банк. А Канада - страна, в которой банковская система очень устойчива, - разделяет центральный банк и банковский надзор. Поэтому можно сказать, что есть целый спектр функций, видов деятельности, от монетарной политики центробанков до макроконтроля финансовой безопасности, микроконтроля финансовой надежности, вопросов защиты прав банковских клиентов, и как бы вы их ни поделили, у вас так или иначе, в любом случае будут какие-то сложности, которые придется решать. Конечно, довод в пользу тесной связи между функциями центрального банка и контролем финансовой безопасности получил поддержку из-за того, что мы осознали, что макроанализ финансовой безопасности - видение общей картины и возможность управлять большими контрциклическими рычагами - это вопрос первостепенной важности. Я думаю, что необходимых связей можно достичь в рабочем порядке в рамках существующего организационного разделения. Консерваторы убедили сами себя в том, что эти связи должны быть очень прочным. Но это гораздо менее важно по сравнению с тем, что нам реально предстоит сделать. Джон Джив: Насколько рискованным будет этот переход? Тернер: Такое преобразование невозможно без управления рисками переходного периода - думаю, Джордж Осборн не станет спорить. Если электорат решит двигаться в этом направлении, то этому придётся уделить внимание. Форд: Джон Джив, Вы в своё время находились с другой стороны стола, в Банке Англии. Как Вы думаете, Банк будет приветствовать возвращение ему функций регулятора? Джив: Не думаю. Мне кажется, что можно исправить дефекты, не переделывая структуру целиком. Решение консерваторов о реинтеграции банковского контроля в центробанк не только создаёт проблему переходного периода (который, кстати, начинается прямо сейчас), но также создаёт риск того, что вся ответственность оказывается в одном месте. Таким образом, увеличивается риск группового шаблонного мышления, а центробанки, скажем так, традиционно не слишком открыты и прозрачны. Форд: Есть ли способы улучшить существующую систему? Тернер: То, как трёхчастная система работала после 1997 года, и особенно отношения между Банком Англии и FSA, отражали определенную философию того времени. Мне кажется, что, оглядываясь назад, все понимают, что лучше было бы использовать другой подход. Банк фокусировался на своём мандате монетарной политики. Служба финансового надзора фокусировалась на микроконтроле финансовой надежности, работая с каждой организацией по отдельности, причем ее представления о контроле были достаточно формальны и фокусировались на системах и процессах. Где-то там и пропало общее представление о происходящем; наблюдаемые тренды расширения кредита в экономике в целом и в ценах на активы никто не сопоставил с новыми путями развития некоторых бизнесов, и поэтому никто не трубил тревогу. Говоря конкретно, в 2005 году не было такого, чтобы Служба финансового надзора могла сказать банкам: глядите, у нас большой дисбаланс текущего дефицита платежей, который требует вливания капитала, у нас быстрый рост кредитов, у нас быстрый рост секьюритизированных займов на ипотечном рынке, у нас скоростное развитие некоторых энергичных ипотечных банков: HBOS, Alliance & Leicester, Northern Rock и других, - а эти банки во многом полагаются на возможность продавать закладные ценные бумаги американским взаимным фондам, и на возможность оптового займа денег на межбанковском рынке... короче, никто не сопоставил все эти факторы и не сказал: «С учетом всего вышеизложенного нам надо установить ограничения на ликвидность и политику управления капиталом таких банков, как HBOS или Northern Rock». Всё это не входило в обязанности ни одной из организаций. Рычаги управления тоже не были придуманы, поэтому не за что было бы потянуть, даже если была бы видна проблема - не было идеи контрциклического капитала и т. п. Форд: Теперь, когда большинство уже отвергло грубую идею о том, что «рынок всегда прав», с чем же мы остались? Tернер: Думаю, что мы всё ещё пытаемся выработать какую-то общую идею после тотального краха ранее принятых экономических и финансовых теорий. С точки зрения мировых регуляторов, если вы принимаете факт отсутствия таких незыблемых постулатов, как «чем больше рынка, тем лучше», вы оказываетесь в пространстве, где слишком много поводов для беспокойства. У вас уже нет интеллектуальной парадигмы, которая помогает вам в принятии решения. Отсутствие такой парадигмы требует больше сил на анализ и больше уверенности в своих силах. Есть две конкретных области, где нам известно общее направление, но его сложно превратить в конкретный анализ. Во-первых, вся история с макроконтролем финансовой безопасности. Мы все признаем, что нам нужны рычаги помимо ставок рефинансирования. Есть некоторые факторы, глобальные экономические меры управления капиталом и ликвидностью, которые делают систему стабильнее. Но нам нужно решить, хотим ли мы встроить в систему такие шестеренки, чтобы в случае угрозы краха, например, автоматическая формула сама требовала от банков, чтобы они сберегали капитал. Или же пусть такие решения принимаются неким собранием советников, некоторым комитетом финансовой стабильности? Во-вторых, «гипотеза об эффективных рынках» получила фундаментальное опровержение. Эта гипотеза была встроена глубоко в ДНК таких организаций, как Служба финансового надзора и других регуляторов рынка ценных бумаг и банковской индустрии по всему миру. Идея о том, что законченные рынки, ликвидные рынки - это определенно хорошо, и что чем больше таких рынков, тем стабильнее система, - эта идея доминировала еще три года назад. Но что делать сейчас, когда такой подход не работает, - неясно. Означает ли это, что регуляторы должны иногда запрещать некоторые продукты, говоря: «Мы накладываем вето, если вы не объясните мне, какая в этом социальная польза». Весь груз доказательства в прошлом лежал на другой стороне: организации типа Службы финансового надзора работали, исходя из предположения, что должен наблюдаться четкий конкретный сбой в рынке, а если это не так - то вмешиваться нельзя. Мы не были готовы сказать: «Здесь нет сбоя рынка, но управляющие этого банка хотят выйти из-под контроля, и мы должны сказать им, чтобы они остановились». Мы не чувствовали своей возможности противиться волатильности рынка ради финансовой стабильности - мы считали, что можем действовать, только если рынком злоупотребляют. Пол Вулли: Кризис, как вы замечаете, дискредитировал мейнстримовую финансовую теорию, а особенно её ключевую идею, что рынки капитала эффективны. Идея о том, что цена всегда верна, и что рынки капитала автоматически дисциплинируют себя (так называемая «гипотеза об эффективных рынках»), - столкнулась со смертельным противником. Некоторые выдвигают тезис, что рынки неэффективны потому, что инвесторы нерациональны. Чтобы исправить положение, считают они, следует понять, что финансы базируются на психологических отклонениях и иррациональных стремлениях, надо понять так называемую поведенческую модель, которая лучше объясняет хаотичное поведение цен на активы. Но участники финансовых рынков не всегда ведут себя иррационально. Истинный ключ лежит в понимании важнейшей ошибки, которую делали экономисты. Их теории основывались на предположении, что существует целая армия частных инвесторов, которые инвестируют напрямую в акции, бонды и рынки деривативов. Они игнорировали то обстоятельство, что инвесторы делегировали ответственность за финансовые вопросы банкам, фондовым менеджерам и др., и что именно эти посредники определяли стоимость активов. Делегирование создаёт проблему «агентских отношений»: агенты лучше информированы, чем их клиенты, но при этом их интересы редко совпадают. Добавление в формулу агентов позволяет лучше понять, как формируются пузыри, почему акционерный капитал столь волатилен, и почему силы инерции приводят к взлетам и падениям на многих рынках. Джиллиан Тетт: Действительно, мы пребываем в интеллектуальном замешательстве. Весь прошлый год я беседовал с бывшими последователями мейнстримовских идей, и все они выглядят, как проповедник, потерявший веру в Библию. Ему все равно нужно приходить в церковь, потому что там его паства, но он перестал понимать, что же такое Библия. Эта мысль пришла ко мне при беседе с одной из таких «верующих» - с дамой по имени Блисс Мастерс [глава направления глобальных товарных рынков JP Morgan Chase], которая осознала, что в

каталог



1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167, 168, 169, 170, 171, 172, 173, 174, 175, 176, 177, 178, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 185, 186, 187, 188, 189, 190, 191, 192, 193, 194, 195, 196, 197, 198, 199, 200, 201, 202, 203, 204, 205, 206, 207, 208, 209, 210, 211, 212, 213, 214, 215, 216, 217, 218, 219, 220, 221, 222, 223, 224, 225, 226, 227, 228, 229, 230, 231, 232, 233, 234, 235, 236, 237, 238, 239, 240, 241, 242, 243, 244, 245, 246, 247, 248, 249, 250, 251, 252, 253, 254, 255, 256, 257, 258, 259, 260, 261, 262, 263, 264, 265, 266, 267, 268, 269, 270, 271, 272, 273, 274, 275, 276, 277, 278, 279, 280, 281, 282, 283, 284, 285, 286, 287, 288, 289, 290, 291, 292, 293, 294, 295, 296, 297, 298, 299, 300, 301, 302, 303, 304, 305, 306, 307, 308, 309, 310, 311, 312, 313, 314, 315, 316, 317, 318, 319, 320, 321, 322, 323, 324, 325, 326, 327, 328, 329, 330, 331, 332, 333, 334, 335, 336, 337, 338, 339, 340, 341, 342, 343, 344, 345, 346, 347, 348, 349, 350, 351, 352, 353, 354, 355, 356, 357, 358, 359, 360, 361, 362, 363, 364, 365, 366, 367, 368, 369, 370, 371, 372, 373, 374, 375, 376, 377, 378, 379, 380, 381, 382, 383, 384, 385, 386, 387, 388, 389, 390, 391, 392, 393, 394, 395, 396, 397, 398, 399, 400, 401, 402, 403, 404, 405, 406, 407, 408, 409, 410, 411, 412, 413, 414, 415, 416, 417, 418, 419, 420, 421, 422, 423, 424, 425, 426, 427, 428, 429, 430, 431, 432, 433, 434, 435, 436, 437, 438, 439, 440, 441, 442, 443, 444, 445, 446, 447, 448, 449, 450, 451, 452, 453, 454, 455, 456, 457, 458, 459, 460, 461, 462, 463, 464, 465, 466, 467, 468, 469, 470, 471, 472, 473, 474, 475, 476, 477, 478, 479, 480, 481, 482, 483, 484, 485, 486, 487, 488, 489, 490, 491, 492, 493, 494, 495, 496,

Похожие записи:
  1. Фунт и евро растут
  2. ЦБ не прозевает - Экономические новости
  3. Шиномонтаж и комплексная весенняя диагностика Skoda/SEAT на Печерске!. Автомобильные шины и диски
  4. "Шкода" показала в Женеве новый логотип и новый стиль. Концепты автомобилей будущего
  5. Французы не увернутся от «АвтоВАЗа» - Экономические новости
  6. Фрукты плюс фигура минус средний возраст - Экономические новости
  7. "Хоум Кредит" может сыграть на изменении стратегии", - Самиев, "Эксперт РА" - Экономические новости

 
 
 
 
 
надзор | председатель | муниципалитет | законодательство | ликвидность